Иногда хочется быть такой женщиной-женщиной. Звенеть браслетами. Поправлять волосы, а они чтоб все равно падали. Благоухать «Герленом», теребить кольцо, пищать: «Какая прелесть!». Мало есть в ресторане: «Мне только салат». Не стесняться декольте, напротив, расстегивать совсем не случайно верхнюю пуговочку.
Привыкнуть к дорогим чулкам и бюстгальтеры покупать только «Лежаби». Иметь двух любовников, легко тянуть деньги. «Ты же знаешь — я не хожу пешком». «Эта шубка бы мне подошла»… Не любить ни одного из них. «И потом, в гробу, вспоминать — Ланского».
А иногда хочется быть интеллигентной дамой. Сшить длинное черное платье. Купить черную водолазку, про которую Татьяна Толстая сказала, что их носят те, кто внутренне свободен. Если курить, то непременно с мундштуком, и чтоб это не выглядело нелепо.
Иногда подходить к шкафу, снимать с полки словарь, чтоб только УТОЧНИТЬ слово. Говорить в трубку: «Мне надо закончить статью, сегодня звонил редактор». Рассуждать об умном на фуршетах, а на груди и в ушах чтоб — старинное серебро с розовыми кораллами или бирюзой.
Чтоб в дальнем кабинете, по коридору налево, сидел за компьютером муж-ученый, любовь с которым продолжалась бы вечно. Чтоб все говорили: «Высокие отношения». Чтоб, положив книжку на прикроватный столик, перед тем как выключить свет в спальне, он замечал: «Дорогая, ты выглядишь бледной, сходи завтра к профессору Мурмуленскому. Непременно».
А иногда хочется быть такой своей для всех в доску. С короткой стрижкой. И красить волосы, губы и ногти оранжевым. И ходить в больших зеленых ботинках, с индийской сумкой-торбой, с наушниками в ушах, с веревочками на запястье. Все время везде опаздывать, вопить в курилке: «Я такую кофейню открыла!.. Вы пробовали холотропное дыхание? — отвал башки!». И чтоб аж дым из ушей. Захлебываться от впечатлений. Не успевать спать. Собираться на Гоа в феврале.
Сидеть в офисе за «маком». Вокруг чтоб все увешано разноцветными стикерами с напоминаниями: «придумать подарок Машке», «напомнить Витьке про ужин в среду», «купить новые лыжи». На рабочем столе чтоб фотографии детей в бассейне и в океане, портреты собаки лабрадор (почившей) и бородатого мужчины в странной желтой шапочке.
Быть всю жизнь замужем за одноклассником, который за двадцать лет, представьте, так и не выкинул ни одного фортеля. Да еще и мирится со всеми этими друзьями, вечеринками, транжирством и немытой посудой. «Ты заедешь за мной в восемь?» — «Конечно, зая».
А иногда хочется побриться на лыску и повязать платочек. Вымыться в бане хозяйственным мылом, но пахнуть какими-нибудь травками, полынью там или мятой. Научиться молиться, читать жития святых, соблюдать посты. Назвать сына Серафимом, подставлять, хотя бы мысленно, другую щеку. «Ты этого хотел. Так. Аллилуйя. Я руку, бьющую меня, — целую». Излучать доброжелательность и чтоб ненатужно так сиять от внутренней гармонии.
Принести из церкви святую воду в баллоне, поставить ее в холодильник. И когда муторно на душе, умываться ею. И советовать мамашам, что если у ребенка температура, достаточно просто сбрызнуть. И чтоб это действительно помогало.
А еще ужасно хочется пойти в официантки. Купить накладные ресницы и полное собрание сочинений Дарьи Донцовой. Научиться ходить на каблуках, флиртовать с посетителями, чтоб они больше оставляли на чай, говорить: «А вот попробуйте еще «карпаччо», уж очень оно у нас замечательное».
Ходить в кино, копить на машину. Бросить бармена, закрутить с поваром-итальянцем. Висеть на доске почета как работник, раскрутивший максимальное число лохов на дорогое французское вино, которое они сроду не отличат от крымского. Пить сколько хочешь горячего шоколада из кофе-машины. И уже разлюбить греческий салат.
А что мы имеем на деле? Пока только черную водолазку.
goluboglazaya: Полина Санаева  

22.04.17

haifisch: После таких отношений не остаются друзьями, не поздравляют друг друга с праздниками. Такое стараются вырвать с корнем и забыть.

22.04.17

Никогда не верьте в то, что ваш близкий человек, может к примеру кого-то случайно встретить на работе, просто в повседневной жизни и влюбиться в другого или другую. Ну абсолютная чушь. Я знаю сколько семей и отношений разрушены таким образом, и я прекрасно знаю, что все кто так поступил, делали это намеренно. Дело в том что когда мы выбираем с кем нам быть и кому посвятить свою жизнь, то мы отлично можем контролировать свои эмоции касательно других людей. Со мной на эту тему могут спорить хоть все. Да, пусть передо...

22.04.17

Кто мы друг для друга? Мoлчишь. Ставлю сто рублей, что сам не знаешь.
Просто нас тянет друг к другу. Банальность, нo мы так похожи и при этом такие разные. Что у нас вообще может быть общего? Однако темы для разговора всегда находим. Мне кажется, мы смогли бы проговорить по душам всю ночь, ни на минуту не прерываясь. Впрочем, с тобой даже молчать приятно.
Мы понимаем друг друга так, как дo этого никто нас не понимал. Так бывает, когда находишь себя в другом человеке. Оба дурные. Оба скорее плохие, чем хорошие. Оба отлично умеем прятать свои чувства. Оба привыкли быть сильными даже тогда, когда мир пытается сжечь нас дотла.
К чему мы идем? Снова мoлчишь. Молчишь, потому что этого тоже не знаешь. А даже если и знаешь, все равно не скажешь вслух, как не сказала бы и я. Скрытные - еще одна дурная черта нашего общего на двоих характера.
Знаю точно только oдно, ты - мой ангел-хранитель. Ты всегда стоишь за моей спиной и бережешь меня от беды. С тобой я чувствую, что неуязвима, что всегда защищена, будто для меня в мире больше не существуют страх и боль.
Я нужна тебе? Нет, молчи. Ничего не говори. Обними меня. Просто обними. Мне так сейчас это нужно. Когда ты меня oбнимаешь, я чувствую, что мне по силам любые трудности.
Нет, мы друг другу не принадлежим и не будем. Это просто помутнение рассудка, странная зависимость. Мы разорвем ее сразу, как тoлько захотим, верно ведь?

Ты меня любишь? Не молчи. Лги....
— (via missss)

10.04.17